Внимание! Просим помощи!

Данный опрос проводится в пяти конструктивистских поселках Москвы в рамках подготовки кандидатской диссертации. Целью опроса является выяснение качества жизни, отношения жителей к своему району, а также составление социального профиля таких поселков. Все ответы анонимные. Исследование проводится в сугубо научных, некоммерческих интересах. Результаты опроса будут опубликованы в октябре 2017 г.


Что будет на стене у детской площадки?

вторник, 5 декабря 2017 г.

Пять молодых архитекторов, которые меняют облик Москвы

Источник: https://strelka.com/ru/magazine/2017/11/30/five-young-architects

Strelka Magazine знакомит с людьми, которые вернули сады на Садовое кольцо, построили амфитеатр на Хохловской площади и сделали Кремлёвскую набережную удобной для пешеходов.


За последний год в Москве по программе «Моя улица» было благоустроено более восьмидесяти пространств по проектам российских и западных архитектурных бюро. Работа была выстроена по принципу сопроектирования: приглашённые архитекторы и команды на основе технического задания от КБ «Стрелка» разрабатывали идеи, а специалисты из КБ занимались сопровождением и адаптацией их концепций к московской действительности. Понятно, что вопрос авторства архитектурных объектов в современных реалиях достаточно размыт; ещё в большей степени это характерно для благоустройства площадей, обустройства скверов и транспортных развязок. Однако ощущение личной причастности к тому, как меняется облик городов, остаётся одним из ключевых драйверов в профессии архитектора. Strelka Magazine спросил у людей, которые участвовали в работе над проектами «Моей улицы», каково это — чувствовать, что это действительно «их улицы».

ДАША АЛЕКСЕЕНКО, 27 ЛЕТ

руководитель проектов Strelka Architects, училась в Государственном университете по землеустройству

Над чем работала: Садовое кольцо. В разработке проекта принимали участие московское бюро «Меганом», норвежское бюро Snohetta, французское агентство Villes & Paysages, немецкая студия Topotek 1, французы Michel Desvigne Paysagiste, голландцы Juurlink en Geluk, российское бюро «Космос», французский архитектор Ирен Джао-Ракитин, датское бюро Vega Landskab и немецкое Latz + Partner.

«Главные задумки всего проекта Садового кольца — наконец вернуть сады, отдать приоритет общественному транспорту, а также сузить проезжую часть. Раньше от Садового кольца было только название — в действительности оно представляло собой двадцать отдельных улиц с разными характерами. Нам было важно соединить эти разные по виду и профилю участки. Для этого мы посадили деревья, сделали наземные переходы и связующие пешеходные узлы, такие как Серпуховская площадь. Из всех переделанных нами развязок и перекрёстков на Садовом этот участок до реконструкции был одним из самых сложных и неприятным. Причём для всех — и автомобилистов, и общественного транспорта, и пешеходов. Водители здесь всё время путались и создавали аварийные ситуации, а пешеходы передвигались исключительно под землёй. Благодаря изменению транспортной схемы и оптимизации ширины дороги, появилось удобное пространство.


Мы старались придумать как можно больше функциональных решений. Тротуар на Садовом мы зонировали: по краям плитка становится более мелкой, а зона основного трафика выполнена из крупных плит. Мелкую легко разобрать, чтобы, например, поставить новые дорожные знаки и паркоматы. А по крупным плитам удобно ехать на скейте, велосипеде или идти пешком. Улицы задумывались так, чтобы пешеходу не нужно было преодолевать препятствия, почти везде сделаны понижения тротуара.

«Думаю, качественная городская среда снижает уровень ненависти в обществе»
Этого не видно, но нам непросто было посадить деревья в технической зоне: под полосой, которая раньше была проезжей частью, чаще всего проходят коммуникации. Нужно было следить, чтобы сети проходили глубже, чем на полтора метра. Весной на Садовом ещё посадят кусты. Смысл озеленения — в снижении шума и создании визуальной границы между пешеходной зоной и проезжей частью. Кусты также призваны защитить от пыли. Это будет своего рода живая изгородь, задерживающая звук и очищающая воздух.

Я испытываю радость и профессиональную гордость за свои проекты: приятно делать жизнь горожан удобнее. Думаю, качественная городская среда снижает уровень ненависти в обществе».

ГУЛЬНАРА САФАРОВА, 36 ЛЕТ

архитектор КБ «Стрелка». Училась в МАрхИ и в South Devon College в Великобритании

Над чем работала: Хохловская площадь. Проект разработан совместно с Ирен Джао-Ракитин.

«Весь проект подчинён археологической находке — участку стены Белого города. Мы провели большую работу, чтобы оставить эту стену в том виде, в котором она была обнаружена, без возведения над ней какой-то защитной конструкции. Открытая демонстрация археологии — это мировая практика, которая редко встречается у нас. Кладка стены была полностью расчищена, разобрана и собрана заново: каждый камень покрыли специальными составами, отталкивающими воду и защищающими от разрушения. Чтобы придать прочность конструкции, в неё добавили современные блоки, но я старалась минимизировать их использование.

Главной задачей было связать два уровня Хохловки, поскольку участок стены находится ниже бульвара на три метра. Амфитеатр стал логичным решением. Нам хотелось сыграть на контрасте древности и современности, поэтому ключевым на площади стал необычный для Москвы материал — серый бетон. Чёрный бетон, использованный для подпорной стенки, выбран также для того, чтобы создавать контраст со стеной Белого города.

Изначально в амфитеатре должны были посадить сорокалетние сосны, которые завершили бы эту минималистскую композицию. К сожалению, на финальных стадиях проекта их заменили кустарниками — и это ещё один пример того, как проектные идеи вынужденно трансформируются при реализации».

СОНЯ СВЕРДЛОВА, 27 ЛЕТ

архитектор КБ «Стрелка». Училась в МАрхИ

Над чем работала: Площадь Тверской Заставы. Проект разработан совместно с голландским бюро West 8 и «План Б» из Ярославля.

«Главной задумкой было создать большой новый сквер вокруг вернувшегося сюда памятника Горькому и упорядочить транспортную развязку. При разработке проекта мы отталкивались от схемы, которую нам выдал департамент транспорта. Трудность заключалась в том, чтобы согласовать её с нашим проектом. Например, возле вокзала мы планировали сделать большую пешеходную площадь, но часть пространства пришлось отдать для автобусной полосы.

Мы с командой очень горды, что вместо пустыря, находившегося со стороны Бутырского Вала, теперь появился мини-сквер. Хотелось создать в нём ощущение природы, поэтому мы использовали покрытие терравей для тропинок — как в парках. В сквере был также построен павильон для кафе, проектируя который, мы ориентировались на здания кордегардий, которые стояли на площади рядом с Триумфальной аркой.

В процессе стройки, конечно, приходилось от чего-то отказываться. Например, мы хотели убрать опоры контактной сети с этого участка, поскольку по нему больше не ездят троллейбусы, — этого не получилось. В целом нам удалось сделать общественное пространство, как это и задумывалось. Кроме этого, здесь теперь много зелени, а машины перестали стоять на этом участке в вечной пробке».

АНТОН ИВАНОВ, 30 ЛЕТ

архитектор КБ «Стрелка», учился в МАрхИ и Институте «Стрелка»

Над чем работал: Кремлёвская набережная. Улица спроектирована совместно с голландским бюро West 8.

«Идея проекта благоустройства Кремлёвской набережной очень простая: нам нужно было создать удобный проход от Москворецкой башни до Водовзводной. Мы работали вместе с голландским бюро West 8. Сначала было предложено много нереализуемых идей вроде амфитеатра, бульвара и сада — мы остановились на более жизненном и функциональном варианте. Раньше пешеходная дорожка на Кремлёвской набережной проходила вровень с проезжей частью, то есть люди шли по загазованной дороге. Мы подняли рельеф и сделали пешеходную дорожку выше. Теперь пешеходы двигаются на уровне крыш машин, и им открывается вид на другую сторону реки.

«Публичное пространство можно считать успешным тогда, когда его не заметно, когда человек просто ощущает комфорт и удобство от нахождения в нём».
Много ограничений накладывал охранный статус Кремля, поэтому мы были ограничены в выборе уличной мебели. Но мне кажется, что в скором времени Кремль должен стать более открытым для горожан, и в нём появятся альтернативные маршруты. Я надеюсь, что наш проект — первый шаг в этом направлении.

Публичное пространство можно считать успешным тогда, когда его не заметно, когда человек просто ощущает комфорт и удобство от нахождения в нём. Здесь мы этого добились: пространство удобное, качественное и выполнено во всех деталях».

АРТУР МАКАРОВ, 23 ГОДА

архитектор Strelka Architects, учился в МАрхИ

Над чем работал: Новая площадь. Проект разработан по идее американского ландшафтного архитектора Марты Шварц.

«Мы в первую очередь работали с историческим контекстом: на улице расположено много знаковых зданий, например храм Святого Апостола Иоанна. Кроме того, Новая площадь часть Кремлёвского кольца, на котором все улицы по проекту КБ выполнены в едином дизайне, — это также надо было учитывать.

Если посмотреть на старые фотографии, тротуар здесь был полтора-два метра шириной, большую часть дороги занимали автомобильные полосы. Кроме этого, ближе к концу улицы все девять полос съезжались в две или три — здесь вечно была большая пробка. На тротуарах в несколько рядов парковались машины, и, чтобы пройти, нужно было сильно прижиматься к фасадам зданий.

«Когда проект закончен, понимаешь, что предоставил людям другое качество жизни, создал более организованное общественное пространство».
Мы расширили тротуары, поставили скамьи и посадили деревья. Изначально здесь должно было быть три ряда деревьев, чтобы улица стала бульваром, но этого сделать не получилось. Основная часть тротуара выполнена хаотичным мощением, а его ось из более светлого камня чётко ориентирована на виднеющуюся отсюда высотку на Котельнической.

Зону вокруг метро „Лубянка“ хотелось оформить так, чтобы не возникло диссонанса с историческим фоном. Мы решили акцентировать вход на станцию как переход человека под землю. Для этого из тёмной плитки выложили языки, которые как бы выползают из арок. При помощи такого приёма мы старались создать ощущение вакуума, как бы затягивающего пешехода под землю.

Когда проект закончен, понимаешь, что предоставил людям другое качество жизни, создал более организованное общественное пространство. Такие вещи воспитывают людей в какой-то мере. Я вижу, как они перестают бросать мусор на тротуар и ищут глазами урну. Я всегда считал, что среда сильно влияет на психологию поведения. И рад быть частью изменений в обществе».

Фотографии: Егор Слизяк / Институт «Стрелка»
Текст: Александра Дорфман

Комментариев нет:

Отправить комментарий