Внимание! Просим помощи!

Данный опрос проводится в пяти конструктивистских поселках Москвы в рамках подготовки кандидатской диссертации. Целью опроса является выяснение качества жизни, отношения жителей к своему району, а также составление социального профиля таких поселков. Все ответы анонимные. Исследование проводится в сугубо научных, некоммерческих интересах. Результаты опроса будут опубликованы в октябре 2017 г.


вторник, 30 января 2018 г.

Дом в котором сгорело слово


Действительно, именно в этой усадьбе графа Мусина - Пушкина во время пожара 1812 года сгорел подлинник "Слова о полку Игореве".


Ну, по крайней мере так гласит официальная версия.

Этот дом на Разгуляе вообще уникален по части городских легенд, которые роятся вокруг него, аки пчёлы окрест цветущей липы.

И Брюс тут жил, который колдун, часы сделал на уличной стене. Магические часы отсчитывали время жизни.

И граф в этом доме жену свою убил, а потом гроб с телом прям в фасад замуровал и этот гроб теперь отсвечивает в солнечную погоду.

И много чего ещё насочиняла молва про великолепный особняк, который никакому Брюсу принадлежать не мог, так как был построен в самом конце 18 века, когда сподвижник Петра I уже лет 60, как помер.

Огромный участок на берегу речки Чечёры достался графине Катерине Алексеевне Мусиной-Пушкиной от родственницы Марии Кошелевой.

В 1790 году графиня подает заявление в Управу Благочиния, в коем изъявляет желание построить каменный двухэтажный новый дом.

Особняк возвели в 1799 году.

На 1802 год в здании проживали сами владельцы, 7 их детей (в 1800 году жило 8 детей), 95 человек дворни и 34 жильца.
"Жильцы", это служащие князя Трубецкого.

Часть имения в 1806 году продается жене генерал-поручика Муромцева за 13 тыс. рублей.

В 1810 году семью обслуживает 102 человека.

Через 2 года дом горит в Московском пожаре и вроде как бы в нем сгорели древние рукописи, среди которых выдающийся памятник русской литературы, известный как "Слово о полку Игореве".

Как сто человек слуг не уберегли то, над чем их барин трясся и берег как зеницу ока, история умалчивает.

А может наоборот, уберегли, да сгинули сами во время французской оккупации, не рассказав никому о тайнике, и лежит себе, полеживает, этот памятник в укромном месте, дожидаясь своего часа.

На самом деле, искать надо не библиотеку Ивана Грозного, а «Слово о полку Игореве», так как у меня есть довольно интересные предположения на тему того, где этот артефакт мог быть укрыт от французов.

Хотя и насчёт библиотеки Грозного версии тоже имеются, Бог даст найду и то и другое со временем.)))

Ну, ладно, увлекся, давайте продолжим.
Хозяева не живут в доме до 1817 года, пока вдовая графиня не поселилась там обратно вместе с тремя дочерьми и 29 слугами.

Через 20 лет владение продано в казну и в доме гимназия.

На 1840 год в особняке проживает директор Старынкевич с семьей и 16 крепостных; 28 воспитанников и 28 человек обслуживающего персонала, среди которых солдаты, унтер-офицеры, мещане и чиновники.

К 1864 году количество воспитанников увеличилось до 70 человек. Это мальчики и юноши от 11 до 22 лет.

Перед самой революцией в главном доме на фото располагались:
- в подвале помещения для служителей и кладовые;
- на первом этаже больница и квартиры служащих больницы, а так же квартиры прислуги и швейцара;
- на втором и третьем этажах классы.

Итак, главный дом появляется в 1799 -1801 гг, флигели - в 1801 году. 
Всё перестроено после 1812 года.
В советское время дом надстроили ещё одним этажем.

Ансамбль является памятником архитектуры по постановлению Совета Министров РСФСР от 30.08.1960 года.

текст и фотоколлаж 
Ярцев Сергей.

2 комментария:

  1. Какой ужасный надстроенный четвертый этаж! Дом превратился в совершеннейшую нелепость. Каждый раз проходя мимо я думал что наши предки, обладающие вкусом, так построить не могли. И точно - большевики присобачили скворечник в качестве уплотнения.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Но назад то никто не восстановит историческую справедливость. Помнится я предложил привести корпуса в аутентичное состояние и по этажам и по внутренностям. Нет, даже самые стойкие ценители подвергли меня абструкции.

      Удалить