Внимание! Просим помощи!

Данный опрос проводится в пяти конструктивистских поселках Москвы в рамках подготовки кандидатской диссертации. Целью опроса является выяснение качества жизни, отношения жителей к своему району, а также составление социального профиля таких поселков. Все ответы анонимные. Исследование проводится в сугубо научных, некоммерческих интересах. Результаты опроса будут опубликованы в октябре 2017 г.


пятница, 10 марта 2017 г.

Конструктивизм сегодня




Наследие, Реконструкция, АрхитектураОбъект

 
Реконструкция здания бывшей фабрики-кухни на Новокузнецкой улице стала «визитной карточкой» молодого московского бюро Kleinewelt.

Где: Россия. Москва, ул. Новокузнецкая, 7/11

Авторский коллектив:

Главные архитекторы проекта: Николай Переслегин, Сергей Переслегин, Георгий Трофимов

Ведущие архитекторы: Ксения Воробьева, Наталья Ланская

Архитекторы: Антон Баев, Оксана Новоскольцева, Арсений Афонин, Мария Зубкова, Александра Ташимова, Ольга Фомина

Главный конструктор: Пётр Иванилов, «ИВА-проект»

Фабрика-кухня на углу Новокузнецкой и Старого Толмачевского переулка была построена в 1932 году – этим фактом, собственно, информация о происхождении здания и исчерпывается. Даже партнерам бюро Kleinewelt с их программной скрупулезностью в исследовании истории и окружения своих объектов так и не удалось, несмотря на все изыскания, обнаружить сведений об авторе первоначального проекта. Если вдуматься, ничего удивительного в этом нет: задуманные как один из опорных пунктов грандиозной всесоюзной программы обобществления быта, фабрики-кухни строились по типовым проектам, разрабатывавшимся не архитекторами-одиночками, а крупными домостроительными комбинатами. Так что в определенном смысле можно сказать, что автором таких построек, в том числе и здания на Новокузнецкой, было, пафосно выражаясь, само Время. Именно в этом, считает один из авторов проекта Николай Переслегин, и состоит его ценность. «Это здание настолько типовое, – говорит архитектор, – что как бы и само про себя не понимает, что является прекрасным образцом конструктивизма. Вот мы и хотели ему об этом напомнить».



А заодно и городу – ведь изначально бывшую фабрику-кухню (которая успела еще побыть заводом по производству витаминов, а потом вместилищем разнокалиберных офисов), учитывая ветхость конструкции и отсутствие защищающих законодательных актов, предполагалось снести. Архитекторы же не сомневались – оно достойно реконструкции, причём реконструкции бережной, подразумевающей сохранение и внутренней структуры, и фасадов, и общей эстетики. При этом авторам проекта хотелось, чтобы их объект, оставаясь конструктивистским по духу и по букве, стал образцом качественной современной архитектуры – таким, каким мог бы выглядеть конструктивизм сегодня, если бы его возводили высокопрофессиональные строители из хороших дорогих материалов.



К счастью, в плане качества их амбиции удачно совпали с задачами, поставленными заказчиком, который хотел на выходе получить офисное здание высокого уровня комфортности. Однако с инженерно-конструктивной точки зрения трудно было представить себе что-то более далекое от этого идеала, чем объект будущей реконструкции. Здание мало того что за время своего существования обветшало и подверглось всяческим переделкам, так ещё и изначально было построено из рук вон плохо. Колонны не попадали одна на другую, в качестве арматуры для бетона использовался натуральный металлолом, стены возводились буквально из всего, что оказалось под рукой, под одной из колонн нашли даже белокаменную плиту с гравировкой – явно из одного из разрушенных по соседству замоскворецких храмов. Так что архитекторы, а также работавшие с ними инженеры и конструкторы чувствовали себя, по образному выражению Николая Переслегина, «нейрохирургами в операционной». Результатом стала совершенно новая конструкция, интегрированная внутрь существующего здания.


В плане постройка представляет собой букву «Г» с небольшим закругленным утолщением в основании «ножки», благодаря которому с внутренней стороны образуется небольшой двор. Фасадное решение основано на чередовании однородной белизны стен с большими оконными проемами, которые на углу Новокузнецкой и Старого Толмачевского переулка собраны в единые вертикальные блоки, обнажающие все три этажа. Проект бюро Kleinewelt предусматривал не только возвращение к первоначальной фасадной пластике, изрядно искажённой последующими хаотичными переделками, но и деликатное усиление эффекта контраста. Для этого оконные проемы обрамили тёмно-серыми гранитными слэбами, которые на 25 см выступают за плоскость стены. Такое же обрамление получили два входных портала, симметрично расположившиеся с обеих сторон угла; между ними и оконными вертикалями поместились логотипы единолично занимающей теперь здание Объединенной вагонной компании.

Именно этот «акцентный» угол, хорошо просматривающийся не только с Новокузнецкой, но и – через продолжение Старого Толмачевского – с Пятницкой улицы, взял на себя роль активного организатора данного фрагмента городского пространства. Происходит это за счёт не только внешней, но и – редкий случай – внутренней архитектуры здания, композиционным ядром которой стало четырехуровневое фойе с парадной лестницей. Лестницу эту уж точно собирались убрать, увеличив за её счёт офисное пространство, и архитекторам стоило немалого труда убедить заказчика этого не делать. Итог действительно впечатляет: безупречной белизны и столь же безупречных пропорций лестничные марши серпантином обвивают световой столб, исходящий из двух зенитных фонарей, а внутри него по всей высоте падает «дождь» из тонких чёрных штрихов грандиозной люстры. Отдельная и важная история – перила: если внутренние сделаны из того же белого бетона, что и вся лестница, то для внешних архитекторы выбрали стеклянное полотно, чтобы даже частично не закрывать вид на улицу. Поручни – такого же угольно-черного цвета, что и световые трубки. В холодное время года эта завораживающая графичность мощно работает на связь интерьера с городом за панорамными окнами. «Мы не можем сделать так, чтобы в Москве было больше солнца, – говорит Николай Переслегин, – но мы хотели показать, что и в пасмурном зимнем дне тоже есть своя своеобразная красота».


Что касается собственно рабочих интерьеров, то здесь сделано все, чтобы создать качественное пространство для бизнеса – рациональное, лаконичное, но при этом достаточно уютное, чтобы человеку было комфортно проводить там большую часть дня. Чёрно-белая графика кабинетов и коридоров оживляется большим количеством световых сценариев, разработанных для различных рабочих моментов. Особое внимание уделено материалам – и дерево, и бетон, и металл здесь не только качественные, но и приятные тактильно; тщательно разработаны также вопросы звукоизоляции и звукопоглощения. За этот проект бюро Kleinewelt получило премию Interni Design Awards в номинации «Дизайн общественного интерьера».


Любить и ценить историческое наследие – это, конечно, дело хорошее, считают создатели бюро Kleinewelt. Сложнее сделать так, чтобы сохранить его не на словах, а на деле: то, что можно, оставить в неприкосновенности, то, что необходимо, реконструировать, то, что безнадежно устарело, – воссоздать в реалиях нового времени. Именно эту, не побоимся этого слова, миссию они стараются воплотить на каждом отдельном «участке фронта», в каждом своем проекте. В случае со зданием на Новокузнецкой миссия, несомненно, удалась. 

Текст: Лилия Аронова

2 комментария:

  1. Приоткрывается завеса тайны планов нашего руководства . В принципе ничего нового, хотя кое что все же есть . В частности про предстоящие опросы, которые конечно будут фиктивными . http://www.kommersant.ru/doc/3237535

    ОтветитьУдалить