Внимание! Просим помощи!

Данный опрос проводится в пяти конструктивистских поселках Москвы в рамках подготовки кандидатской диссертации. Целью опроса является выяснение качества жизни, отношения жителей к своему району, а также составление социального профиля таких поселков. Все ответы анонимные. Исследование проводится в сугубо научных, некоммерческих интересах. Результаты опроса будут опубликованы в октябре 2017 г.


Что будет на стене у детской площадки?

четверг, 28 ноября 2013 г.

Обращение


Друзья, давайте не будем превращать этот блог в место взаимных оскорблений. У нас есть дела и поважнее. Настал тот день, когда для каждого жителя просто необходимо выразить свою позицию, письменно. Сразу же отбросьте мысли о том, что, это кто-то сделает за Вас. Я ни в коем случае не призываю Вас к написанию писем о капитальном ремонте с выселением или именно о сносе домов. У каждого из нас накопились свои проблемы и своя позиция относительно возможных вариантов решения. Но именно сейчас эту позицию и нужно выразить!

От нас с Вами зависит будущее. Наш вопрос сейчас активно обсуждается наверху, но в данный момент количество обращений ничтожно. А раз нет обращений, то значит и вопрос стоит не так уж остро и может быть отложен на потом. Об этом напрямую говорят представители власти.

Так же, не стоит полагать, что написание писем является бесполезным занятием. Посмотрите (фото ниже) к чему может привести лишь одно письмо в 10 строчек от одного человека и две недели времени. А если таких писем будет около 1000? 

Так вот, расскажите всю правду о Вашем проживании. Делайте фото, пишите о своих проваливающихся полах, ужасных условиях проживания, звукоизоляции, камышах в стенах и перекрытиях, территории около домов или же просите провести капитальный ремонт с отселением или без.

При написании письма, ставьте в адрес получателя все адреса, расположенные ниже, ответы будут приходить в виде обычного письма в ящик, примерно через 30-40 дней. Ничего не бойтесь, никто не придет за Вами :), это наше законное право. Так воспользуйтесь же им хоть раз в жизни!

Не забывайте указывать ФИО и адрес.

Префектура - prefcao@cao.mos.ru
Управа - ur_basman@cao.mos.ru 
Департамент Капитального ремонта - 6336666@mail.ru
Депутат от нашего района - d03@duma.mos.ru; svyatenko@duma.mos.ru

Управляющая компания "Дом-Мастер" - hr@ukdommaster.ru

Единая Россия - priem.pp@edinros.ru
КПРФ - info@moskprf.ru
ЛДПР - info@ldpr.ru
Справледивая Россия - info@spravedlivo.ru, priemnaya@spravedlivo.ru
Яблоко - info@yabloko.ru

Так же текст письмо надо скопировать вот сюда:

Правительство РФ - http://government.ru/letters/
Президент - http://letters.kremlin.ru/ - тел. 8 (800) 200-23-16 








вторник, 26 ноября 2013 г.

Архитектор Михаил Иванович Мотылев



Михаил Иванович Мотылев - один из наиболее значимых московских архитекторов первой половины ХХ века. М.И.Мотылев занимался по преимуществу жилой и общественной архитектурой города, то есть тем, с чем сталкивается каждый человек в первую очередь и что окружает его в течение всей жизни, а потому оказывается наиболее важным. М.И.Мотылев является архитектором жилых комплексов на улицах Новорязанской, Земляном Валу, Суворовской (дома №2/1), Буженинова, Стромынке, Остроумовской, Колодезной, Короленко (дома РЖСКТ "Организатор"), Большой Почтовой (дома №18/20 - "Будённовский посёлок"), Русаковской (чётная сторона - дома РЖСКТ "Красный Северянин"), Красносельской, а также Дубровского и Дангауэровского жилых массивов (в соавторстве). А кроме этого - зданий ряда школ и больниц в Москве и Московской области. Ему также принадлежит авторство нескольких павильонов на ВДНХ (1952 год). М.И.Мотылев много лет преподавал в Московском Архитектурном институте.

Михаил Иванович Мотылев (12.03.1891, Москва-29.06.1969, Москва) окончил в 1916 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества (МУЖВЗ), а в 1919 году - Академию художеств в Петербурге со званием архитектора-художника. Студентом работал у Ивана Ивановича Рерберга по проектированию и строительству Брянского (Киевского) вокзала в Москве. Затем - под руководством профессора Александра Никаноровича Померанцева. С 1917 года - у академика архитектуры Алексея Викторовича Щусева. После окончания училища работал на сооружении железно-дорожной линии Ермолино-Кинель и вокзальных зданий. В тот же период работал в архитектурной Мастерской архитектурно-художественного отдела Наркомпроса РСФСР под руководством академика архитектуры Ивана Владиславовича Жолтовского, где занимался типовым проектированием. В 1920-е годы - член архитектурного совета "Мосстроя"; в 1926 году возглавил проектное (техническое) бюро треста "Сокстрой", с 1928 года - главный архитектор проектного отдела треста "Мосстрой". В 1930 году принимал непосредственное участие в организации треста "Моспроект" в качестве главного архитектора, затем руководил Мастерской №6. В 1933-1940 годах работал в проектном отделе Мосгорисполкома автором-архитектором в мастерских №№ 2, 4 и 7. Кандидат архиктуры с 1956 года; доцент с 1947 года; и.о. профессора МАрхИ в 1943 году, профессор с 1955 года. Участник конкурсов, имел премии.


Источник: http://narnietz-1985.livejournal.com/727.html

**


В РГБ хранится автореферат диссертации:

Мотылев, Михаил Иванович.
Архитектура советских общеобразовательных школ РСФСР [Текст] : Автореферат дис. на соискание учен. степени кандидата архитектуры / Архит. М. И. Мотылев ; Моск. архитектурный ин-т. Фак. усовершенствования архитекторов. Кафедра "Архитектурное проектирование по специальности". - Москва : [б. и.], 1955. - 24 с.; 20 см.


Хранение: Др 26/973;
Хранение: Др 28/24;

**

Важным фактором формирования разнообразной городской среды стало создание в 1926 году угловых секций для соединения корпусов, ориентированных в разных направлениях. Надо сказать, что в период индустриального строительства все попытки создать интересные по форме дворы сталкивались с невозможностью гибкой компоновки строений.


С архитектурной точки зрения очень интересны углы домов на Большой Почтовой улице, разработанные Михаилом Мотылевым. Для 2-ух разнообразных по облику частей этот архитектор спроектировал различные варианты угловых элементов.



Дома, выстроенные в жилом районе на Колодезной улице (архитекторы М. Мотылев, А. Жуков), поставлены строго перпендикулярно ради создания симметричных дворов. Многие из них интересны своими угловыми элементами с балконами и эркерами в виде сплошной вертикальной остекленной поверхности. Памятником, к сожалению, здесь считается лишь один жилой дом, сохранивший оригинальные формы. 

Четыре больших квартала «Дангауэровской слободы» были выстроены в 1928-1932 годах в районе шоссе Энтузиастов и Авиамоторной улицы (разработчики генплана М. Мотылев, Р. Вегнер). Здесь были возведены детские сады, школы, столовая, клуб, магазины, бани, пожарное депо с каланчой. Жилые дома «Дангауэровки» разнообразны по форме и детализации фасадов. Они спроектированы не только авторами генерального плана, но и многими другими архитекторами (Б. Блохиным, И. Звездиным, Н. Молоковым, Е. Шервинским, Д. Фридманом и др.). Одними из первых здесь были построены по проекту М. Мотылева два симметричных дома сложной конфигурации, предназначенных для американских специалистов. Но особенно интересен по архитектуре поставленный вдоль Авиамоторной улицы дом № 22 (архитектор Н. Молоков), ставший визитной карточкой района. 

М. Мотылев был лидером в использовании типовых секций, соединенных с применением уникальных угловых элементов.



воскресенье, 24 ноября 2013 г.

Протокол публичных слушаний по проекту планировки территории квартала No. 1098

Источник: http://basman.mos.ru/presscenter/news/detail/879811.html

Протокол публичных слушаний по проекту планировки территории квартала № 1098 Басманного района, ограниченного улицами: Почтовая, Рубцовская наб., Новая дорога от 14.11.2013. Опубликован на сайте 
Управы Басманного района г. Москвы. Учтены замечания и предложения. Приложены файлы планировок и схем. 


среда, 20 ноября 2013 г.

Первый панельный дом Москвы


Первый панельный жилой дом высотой в шесть этажей был построен в 1941 году. Архитектором стали Бурова и Блохина. Главным замыслом было построить жилое здание массовой застройки и сделать его не только комфортным для жилья с широкой инфраструктурой (гастроном, и салон красоты, ателье, ремонтными мастерскими), но и красивым.


Дом возвели рядом с комплексом московского ипподрома, на месте одного из хозяйственных зданий. Левым торцом он примыкает к Беговой алее, которую у самого заезда с Ленинградского проспекта открывают две колонны. Колонны венчают скульптуры вставших на дыбы коней, усмиряемых наездниками.



Свое название «Ажурный» здание получило благодаря орнаменту решеток, закрывающих балконы. Выполнены они по рисункам знаменитого книжного графика Владимира Фаворского. Стены закрыты панелями, очень напоминающими мрамор дымчато-серого цвета.


Интересна и планировка. Дом достаточно большой, в форме буквы П, но при этом в «ажурном» доме всего лишь один подъезд. Среди известных жителей дома можно выделить писателя - Константину Симонову, автору стихов «Жди меня». Сегодня «Ажурный» имеет статус памятника архитектуры.

Адрес: Москва, метро Динамо, Белорусская, Ленинградский проспект, 27 


вторник, 19 ноября 2013 г.

Чиновники ведут себя неконструктивно


Эксперты, входящие в столичную комиссию «по сносам», бьют тревогу: за два года ее существования  были уничтожены пять зданий эпохи конструктивизма, которая, по их мнению, оставила наиболее яркий след в архитектурном наследии Москвы. Представители общественности пытались протестовать, но их голосов не хватает, чтобы преодолеть численное преимущество входящих в комиссию чиновников. На последнем заседании решилась судьба еще двух объектов — фабрики-кухни на улице Красная Пресня, которую решено снести для строительства медцентра, и бывшей фабрики канцтоваров «Союз» на улице Красина, где появится деловой центр.




Комиссия, уполномоченная принимать решения о сохранении или сносе исторических построек в Москве, была создана осенью 2011 года по инициативе Сергея Собянина. В отличие от аналогичной структуры, действовавшей при прежней администрации, в ее состав, помимо чиновников, вошли представители общественности, в том числе такие известные личности, как замдиректора музеев Кремля, уполномоченный эксперт Минкульта Андрей Баталов, координатор «Архнадзора» Константин Михайлов, председатель совета Всероссийского общества охраны памятников Галина Маланичева, архитектор Евгений Асс и др. Двухлетний опыт работы комиссии показал, что экспертам удается достичь согласия с чиновниками лишь в двух случаях — когда историческая ценность объекта не вызывает сомнений, и, наоборот, когда объект однозначно не представляет никакой ценности. Вокруг судьбы остальных построек, как правило, разгораются бурные баталии, правда, с предсказуемым результатом: численное преимущество чиновников дает им возможность проводить любые решения.
На последнем заседании эксперты попытались отбить от сноса сразу два здания эпохи конструктивизма - корпус бывшей фабрики "Союз" на улице Красина и фабрику-кухню на Красной Пресне. Оба сооружения мешают реализации инвестконтрактов, признал глава комиссии руководитель стройкомплекса Марат Хуснуллин. В сложной экономической ситуации город не хочет терять инвестиции и судиться с застройщиками. "У нас и так в судах находится 300 дел по расторгнутым мэрией инвестконтрактам. И расплата по ним будет высока", - посетовал Хуснуллин. (В бюджете Москвы на 2014-2016 годы на компенсации инвесторам заложено 9 млрд руб). Впрочем, эти аргументы, равно как и заключение Мосгорнаследия о невозможности сохранить ветхие строения или каким-то образом вписать их в новую застройку, не убедили представителей общественности.

- Нельзя заводить бульдозер на архитектуру 20-30-х годов. Остановитесь! Конструктивизм - это одно из главных достояний нашей архитектуры, - взывал к чиновникам Андрей Баталов.
Глава российских архитекторов Андрей Боков в свою очередь попытался воззвать к совести инвесторов, берущих, по его мнению, несмываемый грех на душу. "В Голландии, Германии или в любой другой цивилизованной стране за снос такого здания инвестор потерпел бы репутационное фиаско. Но у нас, к сожалению, владельцами являются люди ничего не понимающие в архитектуре", - с горечью заявил глава САР.
Симпатичной молодой даме, представляющей интересы застройщика с улицы Красина, очевидно, не хотелось прослыть варваром. Но и отказываться от строительства квадратных метров в самом центре Москвы тоже не резон. Поэтому дама постаралась убедить присутствующих в необходимости такого решения. Мол, ей-то самой сносить конструктивизм ужасно не хочется, но в корпусе, о котором идет речь в свое, время производили копирку, поэтому стены насквозь пропитались свинцом... "С этим ничего не поделаешь", - горестно вздохнула она.
- Не надо оскорблять мой мозг своими измышлениями, - взорвался в ответ Баталов, - У нас огромный опыт реставрации, мы возвращали к жизни десятки сооружений, находящихся в гораздо худшем состоянии. Было бы желание.
Он напомнил, что в заключении говорится об ограниченных несущих способностях фабричного корпуса. Это значит, что при принятии особых мер здание можно восстановить. Все методы такой консервации специалистам хорошо известны. Что касается фабрики-кухни на Красной Пресне, то, по словам Баталова, это еще более ценный и оригинальный пример пролетарской архитектуры, и будет непростительной ошибкой и даже позором согласовать его снос. "Там довольно большой участок. Оставьте в покое фабрику-кухню и стройте медицинский центр на оставшейся территории", - попросил инвесторов Константин Михайлов.



Однако Марат Хуснуллин дал понять, что позиция экспертов останется гласом вопиющего в пустыне. "Это неправильные решения, но мы вынуждены их принять по юридическим и экономическим соображениям", - резюмировал он. В утешение Мосгорнаследие проинформировало членов комиссии, что в Москве остается еще целых 115 зданий эпохи конструктивизма. "115 для такого мегаполиса это крайне мало", - попытались возразить эксперты, но не были услышаны. Очевидно, что общественность и чиновники по-прежнему говорят на разных языках.
материал: Елена Егорова
газетная рубрика: СЕГО ДНЯ

"Парк Зарядье"



четверг, 14 ноября 2013 г.

Массовая архитектура авангарда в Москве


Елена Овсянникова, Николай Васильев, Московский архитектурный институт

полная версия

Большинство зданий периода авангарда имеют упрощенную форму. При этом их угловые части, как правило, акцентированы. Много домов с башенными силуэтами, с эффектными цилиндрическими эркерами, угловыми лоджиями и балконами, хотя в их основе и лежат так называемые «типовые квартирные секции Моссовета». Разработанные в 1925 году, такие секции состояли из четырех квартир, выходящих на лестничную клетку. Квартиры в них были 2-комнатными и односторонними (без сквозного проветривания), а торцевые - 3-комнатными и подходили только для меридиональной ориентации домов (запад-восток). В квартирах имелись небольшие кухни с кладовыми, но не было ванных - в расчете на сеть общественных бань (впоследствии ванные оборудовали, уменьшив число жилых комнат). В подвальных этажах было удачно задумано размещение домоуправления, кладовых для жильцов, котельных, угольных чуланов. 



Удачное применение специально разработанных для московских домов угловых квартирных секций было уникальной особенностью городской застройки 1920-х - начала 1930-х годов (в отличие, к примеру, от Ленинграда, Берлина, Вены и других городов). С архитектурной точки зрения очень интересны углы домов на Колодезной улице, артистически разработанные Михаилом Мотылевым. А для разнообразных по облику кварталов «Дубровки» этот архитектор спроектировал не менее десяти разных вариантов угловых элементов. Для сравнения надо сказать, что в период индустриального строительства все попытки создать интересные по форме дворы сталкивались с невозможностью гибко компоновать жилой дом. 

Важным фактором формирования разнообразной городской среды стало создание в 1926 году угловых секций для соединения корпусов, ориентированных в противоположных направлениях. Это сделало планировку кварталов более гибкой. Такие секции состояли из 4- и 2-комнатных квартир (с ванными только в угловых жилых ячейках). Они были соединены со сдвижкой, что обогащало архитектурную пластику зданий (в получавшихся таким образом углублениях устраивали балконы и лоджии, хотя на типовых чертежах они не были показаны). Такова «Усачевка», застроенная к 10-летию Октября 3-4-комнатными квартирами большой площади, предназначенными для старых большевиков (архитекторы А. Мешков, Н. Молоков, Н. Щербаков и др., 1925-1927).

Типовые меридионально-широтные многоквартирные секции Моссовета позволяли свободно компоновать новые кварталы. Одним из лучших стал Хавско-Шаболовский жилой комплекс (архитектор Н. Травин, бригада АСНОВА, 1925-1927). Большинство домов здесь построены в диагональном направлении относительно улиц Шаболовка и Хавская, поэтому дворы между домами получились нестандартной формы. 



Пластическому своеобразию планировки соответствовала и форма многих массовых жилых домов. Дело в том, что пятиэтажные здания, поставленные под углом друг к другу, в месте соединения были выше на один этаж, благодаря чему при восприятии в ракурсе их угловые элементы выглядели как крепостные башни. Этот эффект усиливался глубокой вертикальной раскреповкой торцевых стен. Угловые башни хорошо просматривались через просветы между домами, выходившими на красную линию улиц (в 1970-1980-е годы многие такие дома были надстроены именно за счет выравнивания силуэта и превратились в примитивные «коробки»). 

Жилой квартал «Преображенское» был построен на улицах Преображенский Вал и Девятая Рота. Вопреки установившемуся мнению об авангарде, лидеры которого якобы отрицали ценность и значимость архитектурного наследия, планировка этого квартала сделана с явным учетом исторического окружения. Дома разной протяженности разграничивают пространство неправильной конфигурации. Два длинных здания, имеющих в плане необычную форму разлетающихся парабол, ограничивают внутреннюю улицу между ними. Примечательно, что она направлена на здания Преображенской старообрядческой общины. Автор этого проекта архитектор Иван Николаев почти в то же самое время создал свой знаменитый дом-коммуну (ул. Орджоникидзе, 1928-1932. Подробнее см.: «Проект Россия». 2009. № 52). 



Лидером в использовании типовых секций, соединенных с применением уникальных угловых элементов, был в те годы М. Мотылев.

Особенно интересны в этом отношении дома с разнообразными угловыми секциями, возведенные в «Дубровке». Этот район расположен с восточной стороны от центра города, вдоль прежнего Остаповского шоссе (ныне Волгоградский пр-т). В старину здесь находились деревня Дубровка, старообрядческое и единоверческое кладбища, городские бойни и прочие объекты, а в XIX веке прошла канализационная линия. В 1925-1927 годах территория была отдана под жилую застройку. Относительно недалеко расположены автозавод, велозавод, завод «Шарикоподшипник» и другие предприятия. Примечательно, что, как и «Дангауэровку» (см. ниже), дома «Дубровки» проектировал большой коллектив (архитекторы М. Мотылев, Б. Блохин, В. Бибиков, Р. Вегнер, Е. Шервинский) и помимо жилых домов там были выстроены детский сад, столовая, общежитие. 

Дома, выстроенные в жилом районе на Колодезной улице (архитекторы М. Мотылев, А. Жуков), поставлены строго перпендикулярно ради создания симметричных дворов. Многие из них интересны своими угловыми элементами с балконами и эркерами в виде сплошной вертикальной остекленной поверхности. Памятником, к сожалению, здесь считается лишь один жилой дом, сохранивший оригинальные формы. 

Четыре больших квартала «Дангауэровской слободы» были выстроены в 1928-1932 годах в районе шоссе Энтузиастов и Авиамоторной улицы (разработчики генплана М. Мотылев, Р. Вегнер). Здесь были возведены детские сады, школы, столовая, клуб, магазины, бани, пожарное депо с каланчой. Жилые дома «Дангауэровки» разнообразны по форме и детализации фасадов. Они спроектированы не только авторами генерального плана, но и многими другими архитекторами (Б. Блохиным, И. Звездиным, Н. Молоковым, Е. Шервинским, Д. Фридманом и др.). Одними из первых здесь были построены по проекту М. Мотылева два симметричных дома сложной конфигурации, предназначенных для американских специалистов. Но особенно интересен по архитектуре поставленный вдоль Авиамоторной улицы дом № 22 (архитектор Н. Молоков), ставший визитной карточкой района.


Большой жилой район «Нижняя Пресня», возведенный с восточной стороны от центра города, представляет несомненный интерес не столько планировкой, сколько своеобразием домов, созданных разными архитекторами. Жилые кварталы, расположенные близ известной с XIX столетия Трехгорной мануфактуры, текстильных фабрик, принадлежащих Прохоровым, Вавиловым, Шмиту и другим владельцам, были своеобразным подарком району - колыбели первой революции. Здесь имеется торговый центр, выходящий на угол Шмитовского проезда. Кварталы разной формы застроены менее однообразно, чем во многих других случаях, с явным желанием обозначить пространственные ориентиры и подчеркнуть рельеф местности. Уникальные поверхности фасадов создал здесь Олег Стапран. Крупный орнамент из выпуклых квадратов оживляет северную сторону домов. Со стороны дворов фактура кирпичной кладки в виде выпуклых и углубленных горизонтальных линий подчеркивает протяженность домов с мощными трубами котельных.

Влияние типовых секций меньше коснулось небольших групп домов, а также «точечных» зданий. В Москве сохранились замечательные примеры компактных жилых комплексов, расположенных в историческом центре. Это не только известный Дом Госстраха на Малой Бронной с общежитием на верхнем этаже и солярием на плоской крыше-террасе (архитектор М. Гинзбург, 1926-1927), но и дом для сотрудников НКВД (МВД) с поликлиникой на Петровке, жилые дома в Сивцевом Вражке и Большом Власьевском переулке близ Арбата. Рекомендованные Моссоветом для массового строительства секции в таких случаях изменялись в лучшую сторону, отчего и внешне дома становились более интересными.



Особое место в архитектуре такого рода занимают Показательные дома для рабочих на Русаковской улице (1925-1926), заселенные впоследствии работниками НКВД. Архитектор Борис Иофан спроектировал их в виде небольших зданий с лоджиями, украшенными арками, благодаря этому получившими название «итальянских» (как известно, автор учился в Италии). Они, как и другие дома массовой застройки того периода, в том числе и более «суровые» по архитектуре, образуют компактные дворики, которые были неотъемлемой составляющей жилой среды тех лет и играли роль своеобразных клубов на открытом воздухе. Отметим, что применение упрощенных арок отражало общую тенденцию трансформации классических прототипов.

Жилые комплексы Москвы 1920-х - начала 1930-х годов можно поставить в один ряд с мировыми аналогами: жилыми кварталами Вены, Берлина, Амстердама и других городов. Разумеется, творения мастеров амстердамской школы - учеников Х.-П. Берлаге М. Деклерка и П. Крамера, созданные в 1910-1920-е годы, намного превосходят постройки советских авторов в плане индивидуальной проработки каждого здания, свойственной европейскому экспрессионизму. Но надо учитывать, насколько трудны были условия, в которых работали отечественные архитекторы.

Особая стилистика многоквартирных домов периода авангарда далеко не всегда видна вследствие запущенности всего без исключения государственного жилого фонда. Однако надо признать, что ни по своим архитектурным качествам, ни по гибкости в отношении возможной планировки квартала, ни по предусмотренной их создателями инфраструктуре (помещения для магазинов, кладовых, котельных и пр. в цокольных этажах и подвалах, не говоря уже об отдельных строениях клубов, бань, фабрик-кухонь) эти дома не были превзойдены до конца советского периода. Квартиры в панельных домах не идут ни в какое сравнение с жилыми ячейками 1920-х - начала 1930-х годов и по площади, кубатуре, уровню звукоизоляции, инсоляции, проветриваемости). Массивные стены из кирпича и планировка со сквозным лестничным холлом позволяют оборудовать их навесными лифтами, укрепить балконы, поменять перекрытия. Мы убеждены в возможности сохранить жилые кварталы такого рода, превратив их в высококачественное жилье, столь же престижное, как в Австрии, Германии, Швейцарии. Но для этого необходимо понимать специфику их стиля, а до последнего времени реконструкция таких домов шла без учета этого аспекта. 

Характерно, что в последние годы специалисты выступают за охрану зданий 1920-х - начала 1930-х годов, но городские власти - за снос и более интенсивную застройку занимаемых ими территорий. Были обследованы 27 подобных фрагментов исторической застройки советского периода, многие были внесены в списки культурного наследия. Но зимой 2009 года это решение было аннулировано применительно к девяти жилым районам, находящимся в Центральном округе Москвы (Буденовский поселок на Большой Почтовой ул., Русаковка, Дубровка, Усачевка, Нижняя Пресня, Палиха, Абельмановская застава, Серпуховка, Погодинская ул.). Перечисленные районы, несмотря на протесты их жителей и специалистов-краеведов, были выведены из этих списков. 



Процесс присвоения статуса «объект истории и культуры» (в том числе и архитектуры) включает три стадии: «заявленный объект»; «выявленный памятник», для которого должны быть определены предмет охраны и соответствующая охраняемая территория; и только затем - внесение в государственный реестр. На всех трех этапах допустимы только реставрация таких объектов и их приспособление к современным условиям. Однако застройку, относящуюся к «исторически-ценным градоформирующим объектам» либо к «объектам историко-градостроительной среды», разрешено реконструировать, а реконструкция в наших условиях всегда начинается со сноса. В лучшем случае ее результатом становится воссоздание (новодел) или сохранение лишь уличных фасадов зданий или даже только их отдельных элементов.

Критика жилых районов 1920-х - начала 1930-х годов часто ошибочно направлена на дома-коммуны (общежития) и коммунальные квартиры, хотя в большинстве рабочих районов почти все дома - с обычными квартирами, в которые, однако, вселяли по несколько семей, что соответствовало общей советской концепции расселения. Сегодня коммунальных квартир в данных районах сохранилось не более 8%, согласно упомянутому опросу жителей. 

Многие кварталы периода авангарда до сих пор неизвестны даже специалистам: например, расположенные на Тихвинской улице и Палихе, в Кропоткинском переулке, в Орлово-Давыдовском переулке, на Яузском бульваре, на Восточной улице, на Варшавском шоссе, на Стромынке, на Семеновской улице и во многих других частях Москвы.




В Москве сохранилось множество зданий 1920-х - начала 1930-х годов. Это клубы, бани, фабрики-кухни, а также многочисленные жилые дома. Такие постройки даже специалистам менее известны, чем уникальные произведения крупных мастеров, хотя явно требуют внимания как ценная историческая среда. Как показал социологический опрос 1000 жителей столицы, проведенный в 2009 году в рамках проекта Европейской Комиссии «Москонструкт» студентами МАРХИ, в сохранении жилых кварталов постройки 1920-х - начала 1930-х годов заинтересованы многие москвичи (проект «Москонструкт» осуществлялся в Москве под руководством проф. МАРХИ Е. Овсянниковой, координатор - Н. Васильев. Социологической опрос осуществлялся под руководством проф. К. Карташевой). Это прежде всего те, кто живет здесь с детства и является собственником квартир (от 20 до 40% опрошенных). Им нравятся не только дома, но и уютные дворы с разросшимися деревьями. Их привлекают кое-где еще сохранившиеся детские сады, клубы, школы, бани, фабрики-кухни и столовые, представлявшие изначально стройную систему обслуживания жителей. Равнодушны к судьбе таких районов лишь те, у кого квартиры не приватизированы и кого они не устраивают по размерам. То есть, в сущности, архитектура как таковая вообще не идет в расчет, хотя ее художественный потенциал мог бы стать сильным аргументом в пользу сохранения такой среды.

вторник, 12 ноября 2013 г.

Второй вестибюль станции метро "Бауманская" исключен из программы строительства московского метро




Уже не новость, но может кто не в курсе. 

Второй вестибюль станции метро "Бауманская" исключен из программы строительства московского метро из-за дороговизны, сообщил заместитель мэра столицы Марат Хуснуллин, "Когда мы посчитали стоимость этих работ, оказалось, что получается очень дорого и экономически неоправданно", - сказал Хуснуллин в интервью телеканалу "Москва 24".

Как же так вышло.. территория где должен был строиться второй выход, принадлежала заводу, который не мог ее освободить, так как доделывал заказ на оборудование для АЭС. Как только заказ был выполнен, площадку освободили. А между тем, Департамент землепользования быстро сдал участок в аренду на срок около 50 лет. Теперь новый арендатор требует громадной компенсации.

Теперь, конечно, у нас все это очень дорого выходит! А чем раньше думали? Ужас от того, как бездарно профукали один из самых нужных выходов подземки. Опять закроют теперь станцию на ремонт эскалаторов (вероятно летом 2014 года) и будет всем счастье..

Итак, второго выхода станции метро "Бауманская" не будет до 2020 года. Постановление правительства Москвы от 30 апреля 2013г. № 282-ПП «О внесении изменения в постановление Правительства Москвы от 4 мая 2012г. № 194-ПП», строительство второго вестибюля ст. «Бауманская» не предусмотрено (в приложении к постановлению есть план строительства объектов метро, второго выхода станции "Бауманская" там нет). 
Постановление № 282-ПП подписано Собяниным.

За это ему "большое спасибо" от тех, кто каждый день давится на входе/выходе ст. метро "Бауманская"!


Проектирование второго выхода на станции «Бауманская» Арбатско-Покровской линии Московского метрополитена


Такой был проект, но не судьба..


Главный архитектор проекта: Гурский Д.В.

Архитекторы: Тимофеев С.С., Соколов Б.В.



«Проект планировки линейного объекта – второй выход станции «Бауманская» Арбатско-Покровской линии метрополитена» выполнен ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы» в соответствии с Распоряжением Правительства Москвы № 757-РП по заказу Москомархитектуры. Прогаммой развития метрополитена на период 2011-2015 годы второй выход станции «Бауманская» Арбатско-Покровской линии метрополитена намечается построить и ввести в эксплуатацию в 2013 году.

Сооружение второго вестибюля станции «Бауманская» улучшит транспортное обслуживание населения и работающих в данных районах Басманный (ЦАО) и Лефортово (ЮВАО) за счет расширения зоны пешеходной и транспортной доступности станции и создания нормативных условий посадки и высадки пассажиров на станцию, а так же разгрузит существующий вестибюль станции, повысит надежность работы станции, увеличит пропускную способность, создаст возможность остановки действующих эскалаторов на плановые ремонты при обеспечении высокого уровня обслуживания пассажиров.

По договору с ОАО «Метрогипротранс» запроектированы подземный вестибюль с лестничными входами, временный венткиоск открытого способа работ, наклонный ход, натяжная камера, участок среднего станционного тоннеля с выходами на платформу, притоннельные сооружения (вентиляционный ходок, водоотливная установка) – закрытого способа работ.





Станция «Бауманская» размещена на территории многофункциональной общественной зоны, вдоль улиц Бакунинской, Фридрих Энгельса и магистрали Третьего транспортного кольца, построена в 1944 году. Станция глубокого заложения с одним наземным вестибюлем, размещенным в юго-западном торце станции и выходами на Бауманской, Бакунинской, Ладожской. Территория со сложившиеся жилой 3-х, 5-ти, 15-16-ти этажной застройкой, а так же зданиями общественно производственной застройкой, наиболее крупными являются ФГУП «Научно-исследовательский, проектно-конструкторский и изыскательный институт «Атомэнергопроект», ООО «Московский завод «Физприбор».



Второй вестибюль предполагается соединить с северо-восточным торцом станции (или серединной платформы) четырьмя лентами эскалаторов, подходным коридором, двумя ходками и лестницей.


Вестибюль предполагается разместить на территории ООО «Московского завода «Физприбор» вблизи владения 14 с выходом через ленточные сходы на улицу Бауманская, к жилой и общественной застройке, маршрутам наземного пассажирского транспорта.


Посадка и высадка пассажиров на период пуска в эксплуатацию второго выхода прогнозируется 22,5 тыс. человек.

Раскрытие дополнительных проемов выполнено аналогично существующему проему с сохранением исторических элементов пилонов станции: декоративного подвесного потолка с куполом, исторически декор полов с сохранением исторических пород мрамора и гранита.

На пилонах со стороны центрального зала есть вставки красного шокшинсого кварцита, между которыми установлены статуи защитников Родины и тружеников тыл во времена Великой отечественной войны (скульптор В.А, Андреев). Пол выложен серым, черным и красным гранитом.


Путевые стены облицованы серым и черным мрамором. Торцевая стена центрального зала украшена мозаичным портретом В. И. Ленина на фоне развивающихся знамен. Вентиляционные отверстия скрыты бронзовыми фигурами и мраморными решетками. Светильники в центральном зале располагаются широкими карнизами в 4 ряд, непосредственно над пилонами и на своде.

Мозаичное панно, находящиеся в торце здания, переносится в проектируемый вестибюль.


Новый вестибюль в архитектурном оформлении используются декоративные элементы и материалы, применённые на самой станции, что позволяет максимально сохранить общий архитектурный облик старой и вновь возводимой части комплекса.


Размещение объектов капитального строительства метрополитена

1. Объекты капитального строительства метрополитена – 1 лестничный сход из подземного вестибюля, 1 лифт, 4 венткиоска, другие устройства.

2. Объекты комплекса природных и озеленённых территорий в границах размещения стройплощадки проектируемого вестибюля, выходов, других устройств метрополитена - отсутствуют. В юго-западной части предполагаемой строительной площадки имеется три экземпляра ели европейской, являющихся ценными природными объектами, подлежащие сохранению.

3. Участков травянистой растительности на обследуемой территории не выявлено, так как она полностью застроена, заасфальтирована или занята некапитальными сооружениями.

4. В связи с тем, что площадка для размещения второго вестибюля расположена в охранной зоне объекта культурного наследия регионального значения – памятника истории и культуры «Палаты Щербакова, XVIII в.», в соответствии с «Положением о зонах охраны объектов культурного наследия народов Российской Федерации», утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 26 апреля 2008 года № 315, все работы на территории объектов культурного наследия и в зонах их охраны необходимо проводить при условии организации археологических наблюдений и согласовывать органами охраны объектов культурного наследия (Москомнаследие, Министерство культуры РФ).



Сооружение второго вестибюля станции «Бауманская» Арбатско- Покровской линии метрополитена позволит:

1. Улучшить транспортное обслуживание метрополитеном населения и работающих районов Басманный (ЦАО) и Лефортово (ЮВАО) с общей численностью дневного населения 180,0 тыс. чел. за счет расширения зоны пешеходной и транспортной доступности станции, создания нормативных условий посадки и высадки пассажиров на станцию. 

2. Разгрузить существующий вестибюль станции, повысить надежность работы станции за счет создания нормативных условий работы станционных устройств, увеличения пропускной способности станции на вход и выход пассажиров, создаст возможность остановки действующих эскалаторов на плановые ремонты при обеспечении высокого уровня обслуживания пассажиров.


Предложение по строительству над павильоном второго выхода высотного здания

Чтобы эффективнее использовать землю над вторым выходом из метрополитена предлагаем построить здания коммерческого и административного назначения 10-13 этажей. 
Главный фасад вплотную примыкает к историческому зданию, этажность и архитектурно стилевое решение предложения в проекте разработано с учетом сложившейся архитектурно-исторической застройкой района. Здание хорошо впишется в застройку ближайших улиц: Букунинская и Спартаковская площадь.

Наземная часть (1-4 этаж) разделена на торговые площади, этажи выше (5-13 этаж) предназначены для площадей свободного размещения коммерческо-бытового назначения. В здании предусмотрен отдельный выход из метро, запроектированы площади для нужд метрополитена.


Главный архитектор проекта: Гурский Д.В.

воскресенье, 10 ноября 2013 г.

Журнал "Строительство Москвы"


источник: http://artyomchernov.blogspot.ru/

30-е годы прошлого века ознаменовались в СССР коренным переломом практически во всех областях общественной и политической жизни. Все, начиная с реорганизации промышленного производства и строительства сельского хозяйства и заканчивая изменениями быта советских граждан, крепило уверенность в светлое будущее и вселяло надежды в сердца миллионов жителей огромного Советского Союза.

Серьезнейшим изменениям в начале 30-х подверглась и советская архитектура. 28 февраля 1932 года Советом строительства Дворца Советов при Президиуме ЦИК СССР было принято постановление «Об организации работ по окончательному составлению проекта Дворца Советов в гор. Москве», в котором говорилось, что "поиски должны быть направлены к использованию как новых, так и лучших приемов классической архитектуры". После этого постановления творческие поиски многих советских архитекторов изменили свою ориентацию, повернувшись в сторону освоения архитектурного наследия.

Стоит отметить, что на творческую перестройку советской архитектуры первой половины 30-х годов оказали влияние и вкусы влиятельных представителей административно-командной системы, которая все более жестко направляла общее развитие художественного творчества. Бывший тогда первым секретарем МК КПСС Л. М. Каганович при создании мастерских Моссовета в 1933 г. прямо поставил перед руководителями мастерских задачу ориентироваться в вопросах формы на классику и, прежде всего, на Ренессанс. Стало очевидным, что не за горами конец архитектуры авангарда, архитектуры аскетичных форм и строгого рационализма.

Еще в середине 20-х годов в Москве начал издаваться журнал "Строительство Москвы", повествующий об успехах московских архитекторов и строителей, детально знакомящий читателя с проектами и уже построенными зданиями, техническими новинками и особенностями архитектурно-строительного ремесла. Любопытно проследить изменение обложек журнала с 1929 по 1940 год, в период, когда на смену голому конструктивизму в советском зодчестве пришли архитектурные формы прошлых эпох, архитектура засверкала пестрыми красками, сменившими серые и скучные оттенки 20-х.








четверг, 7 ноября 2013 г.

среда, 6 ноября 2013 г.

"Конструктивизм - Анненгофская роща и студгородок МЭИ"

В рамках международного проекта "RKM_Save Urban Heritage" 16 октября 2011 прошла экскурсия "Конструктивизм - Анненгофская роща и студгородок МЭИ", ведущий гид - искусствовед Николай Васильев. Экскурсия была организована при финансовой поддержке Европейского Союза.



вторник, 5 ноября 2013 г.

"Дом-Коммуна" Николаева – эксперимент по возвращению жизни авангарду


Памятники советского авангарда, которые были отреставрированы или капитально отремонтированы в Москве, можно пересчитать по пальцам - это дворец культуры имени Зуева, ДК ЗиЛа, Бахметьевский гараж и еще несколько других объектов. Совсем недавно была закончена реставрация спального корпуса дома-коммуны Московского текстильного института, относящегося сейчас к МИСиС. Работы в этом уникальном здании вызвали жаркую полемику в профессиональных кругах, и РИА Новости обратилось к руководителю авторского коллектива, осуществляющего реставрацию и приспособление памятника, профессору МАРХИ Всеволоду Кулишу и ректору МАРХИ Дмитрию Швидковскому, чтобы они рассказали, как проходила реставрация и какова дальнейшая судьба памятников советского авангарда.

- Всеволод Олегович, дом-коммуна архитектора Ивана Николаева, построенный в 1929-1931 годах, является не только памятником архитектуры регионального значения, но и уникальным объектом среди построек советских авангардистов. Какие задачи стояли перед вашим коллективом до начала возвращения здания к жизни?


Кулиш: Уникальность “Дома-Коммуны” в том, что он был построен для студентов, наиболее активной и пассионарной части общества того времени. Проект был выполнен Иваном Сергеевичем Николаевым на конкурсной основе по программе Бюро пролетарского студенчества и воплотил в наиболее яркой и полной мере идеи нового жизнестроительства, нового общества и культурной революции.
 
На протяжении почти 20 лет работы над этим проектом мы всегда рассматривали его как совместный культурный проект МИСиС и МАРХИ по воссоздании среды жизнедеятельности и архитектурного образа "дома-коммуны" в условиях новой реальности и существующего потенциала культурных, экономических и физических ресурсов.




Архитектор, профессор МАРХИ Всеволод Кулиш на выставке в одном из корпусов "дома-коммуны" в рамках проекта "Архмосква" в 2010 году.


- У вашего проекта довольно сложное название - "Реконструкция в рамках регенерации с реставрацией и приспособлением комплекса студенческого общежития МИСиС". Кажется, там перечислены все возможные термины…

Кулиш: Да, некоторых оно пугает. Когда мы только приступили к работе в 1995 году, стали искать инвесторов для реализации проекта. Даже ездили с руководством МИСиС на американо-российский симпозиум в Бостон, где представляли проект, но, к сожалению, это не имело никакого продолжения. Процесс поиска денег затянулся, пока руководству института не удалось получить финансирование из федерального бюджета. Трудность заключалась в том, что бюджет, который выделялся на общежитие, предусматривал не реставрацию, а только капитальный ремонт. Ушёл год на поиски приемлемого и законного варианта, чтобы сохранить бюджетное финансирование и не нарушить правила, которые нужно исполнять при работе с памятником. В результате была найдена эта довольно запутанная формулировка.

Швидковский: Вообще, благодаря Институту стали и сплавов и, в первую очередь, влиянию бывшего ректора, а теперь министра Дмитрия Ливанова, взялись за реконструкцию и реставрацию этого комплекса. Кстати, это был самый дорогой проект Министерства образования и науки на протяжении многих лет. Сейчас трудно его оценивать полностью, поскольку из трех корпусов сделан один.

Кулиш:  Термин "регенерация" довольно полно и точно отражает сущность этого проекта – восстановление, поэтому цель проекта -  восстановить "дом-коммуну" так, как он был задуман Николаевым. Мы просто следовали авторскому решению. Через Мосгорнаследие мы провели режим сноса всех поздних пристроек и надстроек, потому что они не представляли никакой исторической или культурной ценности. Если сравнить то, что мы видим на рисунках Николаева и архивных фотографиях, с тем, что мы обнаружили, когда вошли в комплекс, то получатся совершенно разные и пугающие картины.




Спальный корпус "дома-коммуны" Николаева. Архивная фотография.


- Расскажите, пожалуйста, подробнее, в каком состоянии было здание до регенерации.

Кулиш: За более чем пятидесятилетний период комплекс неоднократно перепланировался, изменялся его внешний облик и функциональное содержание. До нашей работы он был в значительной степени искажен архитектурно не только пристройками и пропорциями членений фасадов, но и внутренней планировкой. Оконные проемы спального корпуса были увеличены по высоте, появились простенки вместо ленточных окон, вместо эксплуатируемой плоской кровли возникла скатная. Половина цокольного этажа спального корпуса, которая была на "ножках", в какой-то период времени была застроена.

Вообще для общежития это не первые строительные работы: в 1960-х годах Моспроектом был выполнен проект капитального ремонта комплекса. Николаев  дал согласие на его выполнение, но, как свидетельствуют его близкие, результату он не был рад, потому что планировки здания подверглись радикальной переделке. Например, в планировочном модуле спального корпуса было шесть спальных кабин с центральным коридором, а стало две с коридором вдоль восточной стены. И хотя сами по себе они стали больше и удобнее, санитарных удобств рядом с ними все равно не появилось.

В 1990-х годах спальный корпус общежития был выведен из эксплуатации и до начала строительных работ в 2008 году находился в полуразрушенном состоянии.




Спальный корпус "дома-коммуны" Николаева в 2005 году.